Владимир КОПЫЛОВ. «Лазерпак». Генеральный директор

Автор:   ‡   Дата: 19 марта 2010   ‡   Рубрика: Интервью с Интересными Людьми.   ‡  

Статья Журнала «ГАРТ» номер 6 2007 года

ГАРТ: Владимир, не так давно Вы заявили о решении организовать производство ротационной оснастки. Расскажите об этом подробнее.

В. К.: Высокопарно выражаясь, история не оставляет нам другого шанса. Мы попробуем использовать этот шанс сейчас.

ГАРТ: Но ведь попытки составить конкуренцию производителю-монополисту уже предпринимались…

В. К.: Возможно, все дело в том, какие шаги компания делает на рынке. Это касается, в том числе, и кадровых вопросов, и позиционирования… Мы изначально установили себе высокую планку, и у нас большие амбиции.

Мы понимаем, что начиная фактически новый бизнес (а именно так нужно рассматривать производство ротационной оснастки для высечки по сравнению с плоской), приходится вкладывать сразу и много. Причем вкладывать не только в оборудование, площади и складские запасы с полумуфтами и ножами, но и в «мозги». В эксперименты. Это тоже деньги, причем серьезные.

ГАРТ: Еще и организационные вопросы.

В. К.: Да. Конечно, мы ожидали, что они будут, но по мере приближения их становится все больше и больше. Я считаю, что мы сделали в этой ситуации правильный ход: пригласили бывшего руководителя одного из ведущих немецких производств. Не сомневаюсь, квалификация российского инженерного персонала в разы превосходит квалификацию сотрудников любой европейской компании, но есть элементарный фактор времени. Если человек занимался этим 15–20 лет, ему не составит труда организовать процесс.

ГАРТ: Придется переориентировать и продавцов?

В. К.: Да, и я понимаю, что это тоже непростой момент. Но ведь любой крупный производитель гофротары хочет иметь альтернативного поставщика оснастки! Предварительные переговоры это подтверждают.

ГАРТ: А сколько сегодня таких вот крупных производителей?

В. К.: Не больше одного-двух десятков…

ГАРТ: Придется побороться, если не собираетесь оставаться «вторым эшелоном».

В. К.: Да, наш конкурент — безусловный лидер, причем, я думаю, не только в России. Уровень квалификации — высочайший. Но при этом есть очевидные проблемы: с оборудованием, загрузкой, очередностью выполнения заказов, логистикой.

ГАРТ:
То есть, все то же самое, что будет у Вас. Оборудование — такое же, транспортные вопросы — те же.

В. К.: Но очередь в пике загрузки у них доходит до нескольких недель. Клиенту приходится выбирать: либо ждать, либо заказывать оснастку в Германии или Польше. Значит, это рынок продавца, и второму-третьему производителю место на нем тоже найдется.

ГАРТ: А если первый «продавец» увеличит производственные мощности?

В. К.: Если мощности будут удвоены, нам станет сложнее. Но бизнес — это всегда конфликт между желаниями собственника вложить деньги в развитие существующего производства или создание нового бизнеса и потратить их на что-то другое. Так что шанс есть.

ГАРТ: Может быть, Вы просто очень оптимистично смотрите на вещи? Или поставщик оборудования нарисовал радужные перспективы?

В. К.: Ну, ни один поставщик уже давно не может оказать влияние на мое «мировосприятие». (смеется) А что касается оптимизма, то по мере увеличения долгов компании (а в связи с ростом мы, естественно, кредитуемся, работаем с лизинговыми компаниями), я становлюсь «консервативным оптимистом». Деньги — такая штука, что их всегда надо отдавать, и здесь все приходится просчитывать более аккуратно. Мой консервативный прогноз: еще год мы будем просто осваивать ротационную оснастку как продукт, отрабатывать технологию и т. д.

ГАРТ:
И при этом платить зарплату немецкому управляющему?

В. К.: Ну, его мы не будем держать здесь целый год. Он будет работать «вахтовым методом». Попробуем сами, набьем шишек, и уже когда у людей появится способность задавать вопросы, призовем на месяц этого руководителя.

ГАРТ:
Все вы — романтики этого бизнеса, и ваши романтические настроения приводят к тому, что вы продолжаете вкладывать деньги и кормить банки и лизинговые компании.

А сколько этажей в своем здании вы освоили?

В. К.: Освоили первый этаж и подвал. Сейчас делаем ремонт второго этажа. К середине сентября придет оборудование, и нам надо успеть часть производства с первого этажа перенести на второй.

В общем, нам еще строить и строить. Но это нужно делать сейчас, потому что очевидно, что скорость удорожания рабочей силы — катастрофическая, как и скорость падения рентабельности производства в России. Надежды на то, что курс будет стабильным в среднесрочной перспективе — тоже никакой. Это очевидные вещи. Они не зависят от наших желаний, но ясно, что через два-три года надо будет «слить» курс, иначе страна станет слишком дорогой, и мы не сможем отправлять на экспорт ничего.

Сейчас рубль растет, и деньги можно отдавать достаточно легко. Рентабельность высокая. Конкуренции — просто нет.

ГАРТ: Как это?

В. К.: Так исторически сложилось, что у каждого производителя оснастки есть свой круг клиентов. При этом работаем мы сейчас по немецким ценам, а итальянцы, в нашем понимании, просто «страшно демпингуют».

И еще такой момент: реальных инвестиций в оборудование сейчас российские игроки не делают. Есть вложения в восстановление изношенных фондов. Все, кто купил лазерные станки, не увеличили мощности, а фактически заменили устаревшее оборудование новым. А это значит, что еще по крайней мере год будет сохраняться дефицит, и мы (производители оснастки) сможем диктовать цены. Кстати, осенью планируем повышение. Не удивлюсь, если все остальные последуют нашему примеру.

Но мы отвлеклись. Вся эта цепочка рассуждений говорит о том, что пока есть восходящий тренд, и можно и нужно вкладываться в оборудование.

ГАРТ: Оборудование МКПК покупать не хотите?

В. К.: Если бы мы обсуждали эту тему лет 5–7 назад, может быть, это было бы интересно. Теперешнее состояние этого оборудования нас не устраивает.

ГАРТ: Но оно, наверное, и стоит недорого…

В. К.: Это не имеет значения. Зачем заниматься ненужной работой? В силу исторических причин мы сами разрабатывали множество разных вещей, но сейчас стараемся свернуть все эти направления.

В свое время сделали четыре лазерных станка — они успешно работают. А два плоттера для фрезерования контрматриц использовали до той поры, пока не купили немецкий. Теперь он перекрывает все, и смысла в наших уже нет. Но как дублирующие они остаются, потому что и немецкое оборудование имеет свойство ломаться, вставать на регламент и т. д. А самодеятельностью мы уже наелись. На каком-то этапе это было выгодно, сейчас — нет.

ГАРТ: Для ротации покупаете импортный лазер?

В. К.: Да. Лазерная установка — такая же, как для плоских штампов, просто добавляется опция — барабан с вращением. Даже особых нюансов в проектировании нет.

Меня поначалу все это пугало. Когда лет пять назад на семинаре рассказывали об особенностях проектирования ротационной оснастки, я не понял ни единой фразы. Потом, вникая в тему, пришлось почитать «научно-популярные» руководства о ротационной оснастке. Оказалось, что на уровне здравого смысла все понятно.

ГАРТ: В чем же тогда подвох?

В. К.: Как я себе представляю, он кроется в мелочах, касающихся внедрения. Повышаются требования к квалификации операторов оборудования, разработчиков — от них требуется некая совокупность знаний: какую резину, как наклеить, как убедить клиента, что пора поменять бандажи, протачивать их почаще и т. п. Нужно быть бОльшим технологом в части оборудования.

ГАРТ: Наверное, специалисты по автоматическим прессам для высечки у вас не хуже, чем в типографиях?

В. К.: Не хуже, а лучше! В этом году ввели должность главного технолога. До этого знания передавались вербально, а это означает полное отсутствие технологических требований. Потому что все, что из уст в уста — это «металлоремонт», то есть ремесленничество. Но уже есть понимание того, что нужно работать над подготовкой кадров, которая требует определенной технологии. Их знания должны нанизываться на некий стержень, а этим стержнем может быть только более или менее четко прописанный технологический процесс. Только когда кадры воспроизводятся, технологический процесс прописан, а качество контролируется, можно говорить о более или менее четкой регламентации, стандартизации, ввести добровольную сертификацию и позиционировать компанию на ее основе.

Этим летом Европейский союз производителей оснастки введет в действие требования по стандартизации производства. Есть там — будет и у нас. Это нормально. Профессиональные сообщества должны устанавливать определенные регламенты, к которым на добровольной основе все члены этого сообщества вольны присоединяться либо не присоединяться. Это честно по отношению к потребителю, потому что он должен покупать продукцию «с открытыми глазами». Скажем, мы делаем гарантированный второй сорт, подтвержденный сертификатом, потому что у нас есть вот такой технологический процесс, контрольное оборудование.

ГАРТ: Точность ведь можно померить только на высечке, видимо?

В. К.: У нас есть плоттер с видеокамерой, с помощью которого можно отслеживать точность изготовления. Микронная точность не требуется. Нужны сотки, но в некоторых случаях можно ограничиться и десятками. Ведь только держа качество продукции под контролем, мы можем что-то гарантировать клиенту.

ГАРТ: Но сегодня этого ни у кого нет.

В. К.: Нет, потому что это сейчас не является востребованным. Но это будет необходимо для определенного рода продукции через некоторое время.

ГАРТ: Определенный продукт — это мелкая упаковка?

В. К.: Да, фармацевтика, а может быть и рынок табачной продукции, если мы в перспективе на него выйдем. Ведь если раньше все эти технологии «сэндвичей» и «дурамаров» казались какими-то заоблачными чудесами, то сейчас эти требования нас уже не смущают. Качество продуктов вполне сопоставимо.

Точные штампы нужны везде, где используются стальные биговальные плиты с фрезерованными каналами. В том числе и на длинных тиражах. Этот рынок только формируется, и я не знаю, есть ли еще кто-то кроме нас, кто делает штампы на фанерной основе в комплекте с фрезерованной плитой. Пока возим плиты из Швейцарии.

Мне очень нравится фраза «сопутствующий продукт». Это услуги, на которых не делаются деньги, но которые являются неотъемлемой частью продуктовой линейки, предлагаемой крупному клиенту.

ГАРТ: А много у вас таких крупных клиентов?

В. К.: Недавно смотрели статистику: 85% выручки приносят простые фанерные штампы. Никаких иллюзий.

ГАРТ: А какая в основном объеме доля оснастки для автоматических машин?

В. К.: Думаю, порядка половины. В прошлом году, когда пакет заказов у нас оказался больше, чем мы реально могли сделать, для работы с клиентами были введены статусы А, В, С. Компании группы А — те, которые дают 50% прибыли. Их около 40. Еще 30% — это порядка 100 компаний. Ну, и оставшиеся 200–300 компаний принадлежат к категории С. А всего заказы размещают порядка 300 компаний ежемесячно.

ГАРТ: Владимир, как Вы думаете, что будет с рынком оснастки лет через пять?

В. К.: Предугадать, куда подует ветер через 3–5 лет не так просто. На мой взгляд, в получении контроля над производством оснастки так или иначе должны быть заинтересованы либо производители оборудования, либо производители упаковки (я имею в виду объединения).

ГАРТ: То есть, надо понимать так, что Вы готовите компанию на продажу?

В. К.: Нет ничего не продаваемого. Дело лишь в цене вопроса. (смеется) Если цель продажи — фиксация прибыли, то эту меру не надо откладывать. Наоборот, делать это надо в ближайший год, на восходящем тренде. Но это не про «Лазерпак».

Ясно лишь одно: в будущем нас ожидают этапы усиления конкуренции, разорения и слияния — вот тогда можно будет вернуться к этой теме и поговорить о том, кто продал бизнес и почему. И кто купил.


Копирайт статьи Журнала ГАРТ НОМЕР 6 2007 года


Сайт Компании «ЛазерПак».
Направление деятельности — вырубная оснастка (штанцформы)
для высечки изделий из картона, гофрокартона, бумаги, пластика
и других материалов методом плоской и ротационной высечки.





Написать комментарий

Защита от автоматических сообщений: